Что произошло, то произошло. Выборы закончились и показали, какая идеологическая установка дает возможность занять место во власти. Не буду обсуждать то, что неоднократно звучит и в прессе, и в остальных СМИ — какие проигравшие проиграли. Не буду вешать ярлыков «плохой»-«хороший», а только попытаюсь объяснить, какая идеология, по моему мнению, нужна для экономики.

Для начала нужно признать, что и сейчас, и на ближайшие пять лет лучшими партиями для прохождения во власть считаются те, кто лучше всех предлагает популистские лозунги. Реальных программ во время выборов никто из победителей не представляет. И не потому, что не может, а просто народ их не воспринимает. Народ сидит на наркотической игле популизма, и каждый политик, который осмелится объяснить что-то конкретное, необходимое для изменений в экономике, выбывает из гонки.

Этому есть нормальные причины: например в книге «Психология толп», которая была настольной у многих правителей XX века, философ и политолог Гюстав Лебон еще сто лет назад дал свои пояснения. Люди, собравшиеся в количестве более 10 человек, имеют у него определение — «толпа». «Толпа» — это такой термин. Без обид для всех нас. Можем назвать любым другим словом — например, «народ». Или просто «люди». Пусть так. «Толпа» воспринимает только эмоции. Никакой логики. Это не плохо или хорошо, просто так есть. Это — закон. Закон психологии.

Пообщайтесь с каким-нибудь профессором один на один — вы будете восхищаться его умом, эрудицией и логикой. А соберите вместе 15 профессоров на какое-то заседание и пригласите другого ученого, например иностранца, который будет говорить либо очень правильные, либо совсем абсурдные вещи: допустим, о том, что все 15 профессоров оказались введенными в заблуждение неправильной теорией. Все! Дальше вы не услышите логики — будут только эмоции. Защита корпоративных ценностей. Все профессора, из которых каждый отдельно взятый — логик, собранные в группу, будут действовать и мыслить логике вопреки. Так происходит не только с профессорами, но и со всеми нами. Когда мы — народ, и к нам обращаются политики — мы не готовы воспринимать логику. Мы можем только слушать эмоциональное воздействие: «Будет хорошо….Будет о-о-о-очень хорошо-о-о…! Или наоборот — «оч-ч-ень плохо…!»

Что такое популизм? Это обещание того, что хочет в этот момент народ. Если популистские обещания выполнять, то это называется социализм. Если обещания выполнять быстро, то это тоталитаризм.

Но разве это плохо — говорить то, что люди хотят услышать? Нет, не плохо. Просто для того, чтобы чего-то достичь, необходимо много трудиться и, возможно, страдать. Это знают все. Но, являясь народом или «толпой», мы это забываем.

Пять лет назад мы говорили о том, что вот мы немного поднатужимся и достигнем уровня, которого достигли в 1990 году, то есть еще при советской власти. Бурный рост экономики после 1998 года мы объясняли точкой отсчета — глубиной падения после развала Союза. Чем ниже падаешь, тем сильнее надо развиваться, чтобы достичь, так сказать, «довоенного уровня». И вдруг в 2002 году мы начали говорить об экономическом чуде и о «буме», о том, что мы уже вот-вот станем европейской страной. Напрягаться уже особо не надо, надо только чуть-чуть подождать и все произойдет почти само собой. Популизм? Потом все эти выборы и споры о том, кто на самом деле победитель. Но любому, кто станет, в конце концов, управлять страной, надо будет сказать народу правду о реальном экономическом положении. То есть увидеть перед собой не тридцатимиллионную «толпу» избирателей, которые воспринимают эмоции, а на мгновение сделать из них 30 миллионов личностей, которые поймут логику. И после этого попросить народ тяжело трудиться, в чем-то опять переносить лишения, и только после этого достичь такого развития, при котором будет удовлетворен минимум потребностей, а не максимум! Хотелось бы, чтобы этот момент истины наступил побыстрее.

Но как же быть с законом «психологии толпы», по которому логика народом не воспринимается? Для логичных рассуждений есть партии-аутсайдеры, как их теперь называют. Это можно было бы назвать оппозицией, но оппозиция — это те, кто против. А что делать, если «за»? Разве кто-то из аутсайдеров сказал, что он против народа? Вопрос только в том, что надо помочь победившим партиям правду народу сказать. Аутсайдерам легче. Их народ не повалит из власти на следующий день после обнародования истины. Ведь любая партия оказывается в состоянии риска, что ее вышвырнет народ, если она будет говорить не то ЧТО БУДЕТ, когда все будет сделано КАК НАДО, а КАК НАДО сделать, чтобы ЧТО-ТО БЫЛО.

Известно, что демократия — это власть большинства. Большинство — это когда 80 % против 20-ти, или 70 % против 30-ти. То есть, если больше людей поддерживает какую-то идею, остальные должны подчиниться. Это суть власти народа.

А если 60 % против 40 %? А если 50,001 % против 49,999 %? Или если 49,85 % против 49,84 %? Так произошло, например, в Италии. Говорят, что изобреталась демократия на этой территории в то время, когда управляли страной императоры-полубоги, доля которых в общем количестве населения и составляла эти сотые части процента. Надоело им так жить — ну так отдать право решать народу: объективно и правильно! До сегодняшнего дня более мудрой формулы управления не изобрели. И невозможно найти тот общественный строй, который был бы более комфортным, чем демократия. Все остальное-тоталитаризм так учит история.

В том-то и дело, что демократия — это просто более комфортный строй, более предсказуемый, более понятный. Но! Сегодня стране нужна не повышенная комфортность, а более высокая эффективность! Стоит проанализировать, способно ли управлять большинство? И должно ли управлять большинство? Или римские и греческие демократы не были правы, когда на основе арифметической формулы построили общество? Хоть и сложно признать, но необходимо, что, несмотря на демократию, управляет все-таки меньшинство. Демократия просто дает возможность мирным путем, без войн и потрясений, корректировать то, что делает меньшинство. Она же дает возможность меньшинству не перепутать, для кого все это управление: для себя или для всех. А народ хочет партию большинства. Поэтому название может включать любое из названий ста партий, которые пока еще существуют в Украине. Тогда почему бы избирателям не организовать и не поддержать «Партию Металлургов», например, или «Партию Химиков»? Ведь благодаря этим отраслям у нас в стране происходит то хорошее, что мы по ошибке называем экономическим бумом. Почему бы не проголосовать за «Космическую» или «Ракетную Партию», ведь это будущее страны! Почему бы не создать «Партию Украинской Силиконовой Долины» — пусть люди за нее проголосуют, ведь это будущее их детей! Это шанс не оказаться на помойке истории, к чему мы очень активно скатываемся. Ведь если была Аграрная Партия, почему не быть Космической?

Но поговорим о модели страны. Всегда проще воспринимать событие, если ему придать качества людей. Вот страна Украина (понятие 1) должна продать руду (понятие 2) — задешево. И купить у всемирной монополии Билла Гейтса (понятие 3) программное обеспечение (понятие 4). Сравниваем с крестьянином из соседнего района (понятие 1), который выращивает целый год кабанчика по устаревшей технологии (понятие 2). Мясо у него качественное, потому что кормит он кабанчика картошкой и хлебом — без единой химической добавки. А продает этот крестьянин кабанчика всего за 400 долларов, хотя мог бы в два раза дороже, если бы не было перекупщиков на базаре. На вырученные деньги он должен что-то купить, но ему хватает только на самое необходимое (понятие 4). Никакой роскоши, никаких излишеств, хотя все импортное (понятие 3). Лопаты, одежду, можно еще телевизор (опять понятие 4) из Китая (понятие 3). «Москвич» ремонтировать (еще понятие 4)7 А больше нет денег! Ну ладно, можно еще молоко продавать по цене ниже воды из крана, то бишь, из скважины. Еще немного платят в КСП. Вот уже и «Москвич» в порядке, или можно купить другой автомобиль. Лучше очень подержанный импортный (понятие 3) — правда, это возможно, если экономить пять лет. И крестьянин экономит. Он ведь еду заграничную не покупает, потому что сам выращивает и кур, и картошку. Живет! Вот как. Богатый дачник приедет — красота кругом! Лес, река. Того же крестьянина может нанять за небольшие деньги для работы у себя во дворе…

Вот так выглядит модель низкотехнологичной страны, в которой народ не хочет слышать правду — ни о себе, ни о других. Будущее для народа, который говорит о единстве с европейцами и об общих корнях, но при этом забывает, что по составу экспорта скатился на уровень Конго (на 70-85 % — это сырье). Вспомним, что сегодня металлургия не дает той прибыли и поступлений, которые были раньше, да и вкладывать туда надо уже больше, чем зарабатывают. И мы потихоньку прозреваем: нечего стране продать, нищие мы! И программного обеспечения у нас нет. И высоких технологий тоже. И самолеты наши порезали, и ракеты, которыми мы так гордились, тоже порезали.

Так кто же должен управлять страной? История учит, что выдающиеся Наполеоны и генералы де Голи. Царь Александр с его самодержавием — тоже неплохо. Для кого неплохо? Для страны. Для народа? Нет, для страны. А потом уж обязательно и народ! Если самодержцы это понимают — есть страна, если не понимают — нет страны. А народ, если понимает, терпит. Во всех странах! Но наш-то народ и так терпел слишком долго. При Ленине терпел, и при Сталине терпел, и при Хрущеве терпел. А при Брежневе наступила просто благодать. Но благодать не случайная, а за счет нефти. А потом цена на нефть упала, и кончилось все — результат перестройки оказался не таким, как ожидали.

И через некоторое время наши люди будут стремиться к тоталитаризму, будут говорить: «Дайте нам порядок!». «Какой порядок?», — спросит правительство. «Ну, чтобы все четко было, чтобы нормально», — ответит народ. «Для страны или для народа?» «Нет, для народа!». «Так это разве не для страны?» — поинтересуется правительство. «Нет, не для неё». «Так мы же без страны и для народа ничего не сможем» — нахмурится правительство. «Тогда сначала для страны!» – уступит народ. «А-а-а! Ну вот!» — одобрит правительство. Получается, что тот, кто скажет, что он сумеет навести порядок в стране, тот и выиграет.

Свобода и анархия идут рядом так же, как порядок и диктатура. Грань между ними размыта. Начинаем провозглашать свободу — получаем анархию. Начинаем устанавливать порядок — получаем диктатуру. Иллюзии, иллюзии… Упоминавшийся мною Гюстав Лебон, написал очень прагматичную и жесткую теорию развития наций — учебник для наместников в колониях. По его классификации столетней давности японцы не могут жить в демократии. Так японцы и не захотели. Сегодня нет у них демократии — есть парламентаризм, приспособленный под клановый родовой строй. И это было правильно. Результат, как говорится, налицо. Нет шансов для демократии и у латиноамериканских народов: 10 лет стабильности, потом переворот, потом опять стабильность и опять переворот. И так двести лет, пока не перевоспитаются. На все нужно время — очень много времени. А про славян хотите? Это народ, которому нужно самодержавие, иначе — сплошная цепь потрясений. Написано об этом еще в 1898 году!

Вот у нас прогнозируют нестабильность: то ли до выборов президента через три года, то ли до выборов в парламент через пять лет, то ли всегда… А как же экономика? Она все это время будет работать самостоятельно? Есть на самом деле масса желающих управлять страной, но как? Я представляю «Партию промышленников», и призывал вас голосовать за нее 2 % проголосовало. Много это или мало? Я считаю, что много, хотя этого было недостаточно, чтобы попасть в органы власти. Хотя в некоторых частях Украины промышленники преодолели пресловутый барьер. Но на самом-то деле количество бизнесменов, прошедших во власть в эти выборы, оказалось рекордным.

Стоп! Вот оно! Быть бизнесменом во властных структурах и открыто отстаивать экономику страны — это не одно и то же. Для того, чтобы это реально воплотилось в жизнь, изначально бизнесмены-политики должны открыто выражать идеи экономического развития, а народ — их открыто поддерживать. Чтобы было «для страны». Это — объединяющее понятие между бизнесменами и народом. Если бизнесмен скажет: «я это предлагаю, чтобы «для себя» — его никто не поддержит, хотя он вроде и правильно говорит. Для себя — это для того предприятия, которым он руководит, а там 100, или 200, или 1000 человек. Разве это не «для народа»? Ну, по логике — да, а по выборам? Если же бизнесмен красиво скажет: «я это для народа предлагаю», то его выберут. Но когда потом он скажет непонятное слово «для страны», «для экономики», то народ ему ответит: «А как же я? Обманул нас?».

Впрочем, хорошие экономические идеи могут и не поддерживаться населением — но тогда нужен тоталитаризм, точнее «хороший царь», который бы воплощал эти идеи. Но где же взять этого царя? Да и нам бы как-то обойтись без тоталитаризма, ведь потом и концлагеря появятся — кому же этого хочется? Вот здесь и вывод — народу нужно поддерживать то, что нужно для страны, а не для него самого. Парадокс? Бизнесменам же надо научиться лоббировать не интересы своего предприятия, а интересы отраслей промышленности — тогда это наиболее продуктивно будет именно для страны. Кстати, нужно отметить, что средние и малые предприятия по определению не имеют возможности защищать только свой бизнес, как это делают олигархи — у них есть всего лишь возможность лоббировать отрасль, собравшись в организацию (например, в партию).

Так что спасибо всем, кто поверил и проголосовал за промышленников. Нельзя сказать, что эти голоса не сработали, ведь сознание на самом деле материально. И мы своими мыслями материализуем те идеи, за которые голосуем и в которые верим. Поэтому надо голосовать опять за то, чтобы «для страны». А тем, кто проиграл не надо отчаиваться — выиграет в другой раз.

Политиков, которые пытаются высказать свою точку зрения, не задумываясь о том, получат ли они реальную власть, называют «романтиками». Но практичным политикам, которые ставят цель взятия власти, очень важно «романтиков» поддерживать, чтобы страна не ушла в сторону от своих интересов. У страны есть свои интересы. Есть интерес бизнесмена, и есть интерес народа. А интерес страны — это связующее звено между ними. Кто-то должен говорить о том, как делать, а не о том, чего достичь. Рано или поздно народу придется быть менее эмоциональным и более логичным (хотя вы помните, что это очень сложно, из-за пресловутого «закона психологии»). Но все же лучше раньше, потому что позже для нашей страны — это значит слишком поздно.

Китайская мудрость гласит: «чтобы победить, надо просто подождать, пока труп врага проплывет мимо по реке». Но хитрые китайцы не говорят о том, сколько нужно ждать и как нужно ждать. Необходимо учиться ждать: народу — выполнения обещаний, проигравшим политикам — следующих выборов. И никогда не стоит терять надежды! Главное — не наступать на одни и те же грабли, чтобы снова не получить по голове. Надо помнить, что жизнь идет своим черередом и мир эпохи перемен по-прежнему неоднозначен.