Недавно я получил «совершенно безвозмездно» информацию от одной англичанки об очень эффективном способе борьбы с коррупцией в Министерстве образования. По ее версии, для того чтобы чиновники не брали «откаты» с издательств, которые массово издают учебники для всей страны, необходимо чтобы программ образования было много. Как в Великобритании, например. Там чуть ли не каждая школа может устанавливать не только объем знаний, который дается по каждому предмету, но и систему сдачи экзаменов. Очень необычное суждение для нас. То есть чиновники не будут знать, как организовать коррупционные сборы при большом количестве компаний, занимающихся издательством, так сказать запутаются. Я не стал разубеждать иностранку, может, и правда запутаются, но всплыл в памяти спор между двумя студентами на недавней молодежной тусовке в период длинных рождественских праздников — они обсуждали достоинства и недостатки «болонской системы». Уверен, что для многих в Украине кинолог — это что-то вроде кинорежиссера, хотя это — специалист по собакам, а вот «болонская система» — способ разведения собак-болонок, хотя это — принятый недавно в Европе новый порядок в образовании.

Веками в высших учебных заведениях Европы использовалась форма образования, когда основным субъектом образовательного процесса был преподаватель, а студент был объектом данного процесса. Таким образом, обучение заключалось лишь в передаче студенту информации от преподавателя, а студент должен был эту информацию усвоить.

В Украине многое осталось от СССР, и система образования, будучи обескровленной уходом из учебных заведений лучших кадров в бизнес и на пенсию, оставалась, по сути, прежней европейской системой первой половины ХХ века. Сегодня в Европе многое изменилось. У нас — нет. Однако новое время ставит новые требования и к студентам, как к людям, которые в будущем будут искать работу; так и к ВУЗам, которые готовят квалифицированные кадры для рынка труда. Такие требования порождают изменения, вследствие которых студент из объекта становится, наравне с преподавателем, субъектом образовательного процесса. В системе новых взаимоотношений основной задачей преподавателя является не обучение, а помощь студенту выучиться самостоятельно. Таким образом, их отношения приобретают двусторонний характер взаимодействия, когда оба работают над одним делом, а именно «специальность» и «квалификация», как студента, так и преподавателя.

Такую концепцию образования принято называть «новой идеей в высшем образовании». При такой системе ВУЗы производят обучение студентов, мобилизуют их и создают условия для обучения, а не просто «преподают» или «передают» учебный материал.

Большинство студентов и преподавателей уже поняли, что это не выдумки. Пора и остальным членам общества узнать, что за новые идеи появились в образовании. Поскольку указанные выше изменения являются не просто теоретической разработкой, а реально происходящими во всем мире процессами, от которых очень сильно зависит наше будущее, даже если мы не являемся студентами. В европейских странах, они носят название «Болонского процесса».

История «Болонского процесса» официально начинается в 1999 г. с подписания в г. Болонья (итальянский город с самым старым в Европе университетом, ему более 900 лет) «Болонской декларации». Чем, по сути, он является? Это работа по изменениям в науке и образовании, которая состоит из двух элементов: формирования содружества европейских (западноевропейских) университетов под эгидой «Великой Хартии Университетов» и объединения национальных систем науки и образования в единое европейское пространство с едиными требованиями, критериями и стандартами. Главная цель Болонского процесса — объединение усилий научной и образовательной общественности и правительств стран Европы для повышения уровня конкурентоспособности европейской системы науки и высшего образования в мировом измерении. Если говорить точнее, то непосредственно для конкурирования с американской системой, по сравнению с которой европейская в последние 15–20 лет начала значительно отставать. Отсюда и значительное технологическое и экономическое отставание, которое по прогнозам не будет преодолено даже до 2020 года.

Подписав «Болонскую декларацию», страны участницы обязываются до 2010 г. создать единое научно-образовательное пространство. В границах этого пространства должны действовать единые требования к признанию дипломов об образовании, к трудоустройству и мобильности граждан. Должна действовать общая система образовательно-квалификационных уровней, создается двухцикличная система высшего образования (бакалавр и магистр), вводится единая система трансферта оценок.

Согласно целям Болонского процесса, образовательные системы стран должны быть так организованы, чтобы:

  •  участники учебного и научного процессов могли легко переезжать из одной страны в другую (в зоне европейского образования) — с целью дальнейшего обучения и трудоустройства;
  •  привлекательность европейского образования повысилась настолько, чтобы, во-первых, удержать европейских студентов в европейских университетах, а во-вторых, привлечь не европейских студентов к обучению в Европе;
  •  повысить уровень и конкурентоспособность европейской науки.

После подписания «Болонской декларации» в 1999 г. в рамках Болонского процесса, страны участницы проводят каждые 2 года специальные встречи на высшем уровне, на которых включают в этот процесс новых членов, обсуждают проведение реформ в различных странах, решают различные задачи. Именно на одном из таких саммитов в 2005 г. была принята в западноевропейский Болонский процесс и Украина. Наша страна приняла на себя обязательства провести реформы в высшем образовании, с целью приведения его в соответствия с требованиями подписанного документа.

Сатирик Михаил Задорнов часто рассказывает на своих выступлениях о трагикомических ситуациях, возникающих у российских преподавателей и студентов во время перенастройки на европейскую систему тестов. Я хотел бы поговорить не столько о тонкостях внедрения Болонского процесса в Украине, сколько о глобальных последствиях этого процесса для нашей страны в целом. Сразу отмечу, что в отличие от других стран, у нас (даже в сравнении с другими постсоветскими странами), этот процесс происходит весьма болезненно и неоднозначно. Причиной такой ситуации является целый ряд факторов, начиная с объективных трудностей и заканчивая, консерватизмом чиновников в сфере образования и ученых.

Одной из основных проблем в реформировании украинского образования в рамках Болонского процесса, является неоднозначность его восприятия и понимания. Так очень многие и среди чиновников, и среди научных деятелей и преподавателей считают Болонский процесс негативным для украинской науки и для образования. И это во многом действительно так.

Начнем с того, что одним из требований Болонского процесса является унификация научных и квалификационных уровней. Так согласно Болонской декларации, существует два квалификационных уровня: бакалавр и магистр. При этом на бакалавра следует учиться не менее 3-лет, а на магистра еще минимум 2 года. Казалось бы, это положение соответствует нашему нынешнему разделению – младший специалист и специалист. Но нет. Во-первых, существует разница между уровнями аккредитации университетов (3 и 4), а во вторых, есть большие отличия в учебных программах и необходимых учебных часах.

Украинцам будет затруднительно привыкнуть к таким изменениям, тем более что они произойдут не только в названиях, но и в сути квалификации. Особенные трудности будут с работодателями, которые пока считают, что человек имеет высшее образование только в том случае, если он окончил 5 курсов, то есть является «специалистом». Объяснить им, что «бакалавр» — тоже высшее образование, но с меньшим уровнем квалификации, будет довольно непросто.

Конечно, предлагается на период реформ иметь и систему «бакалавр, магистр», и должна быть оставлена старая система «младший специалист и специалист». Так, по сути, сегодня и есть, но не думаю, что кому-то стало понятней. Одни ВУЗы готовят бакалавров и магистров, другие бакалавров и специалистов, хотя это слова из разных песен (смотри выше). Некоторые университеты готовят и бакалавров, и специалистов и магистров. При этом каждый ВУЗ имеет еще и свой уровень аккредитации, от чего ситуация становится запутанней.

Кроме этого, Болонская система не приемлет таких учебных заведений как техникумы и прочие учебные заведения такого плана. А что с ними делать Украине? Если у нас их не один и не два, а раза в два больше, чем всех украинских ВУЗов. Вот тут однозначного ответа никто не дает, да и неоднозначных ответов тоже, просто они пока есть, а что с ними будет? Даже в Министерстве просвещения толком не знают.

Также проблема возникает и с присвоением научных степеней. Наша система науки предусматривает доктора наук и кандидата в доктора наук, а Болонская система имеет только одну научную степень «доктор философии». Можно конечно отменить нашего «кандидата», а доктора наук переименовать в доктора философии и дело с концом. Но нет. Национальная академия наук Украины против такого развития событий, и причин этому множество. От чисто субъективных — «я две работы (кандидатскую и докторскую) защищал, пусть и остальные защищают», до более материальных. Изменение в научных степенях потянет за собой и порядок их получения, да еще плюс Болонская система устанавливает свои требования к людям с учеными степенями. Все вместе это неотвратимо приведет к изменению в структуре не только Академии наук, но и в институции пониже. И тут уж никто не знает, чем это закончится. Ведь могут и зарплату урезать, и доплаты убрать, и бюрократическую систему получения научных степеней пересмотреть, а это тоже неплохая статья доходов нашей научной элиты.

Непосредственно студентов коснутся иные процессы в обучении и система оценивания. Так Болонская система предполагает сведение к минимуму лекционных часов, и увеличение времени самостоятельного обучения — это раз, усиление методов контроля — это два, изменение учебных планов — это три. Рассмотрим все по порядку. Во-первых, снижение количества лекционных часов, как бы это ни казалось недопустимым, это все же необходимо. В пользу этого говорит не только «новая научная парадигма», о которой я говорил в начале статьи. Необходимо, чтобы студент не просто глотал прожеванные преподавателем знания, он должен в первую очередь научиться думать, научиться учиться, анализировать и систематизировать различные знания. Наши студенты предмет знают только в рамках конспекта, записанного на лекциях. В лучшем случае откроют учебник, полученный в библиотеке. На экзамене, как правило, конспект перескажут и все. Где дополнительные знания? Где развитый кругозор? А нигде! Уровень знаний современного рядового студента настолько низок, что даже удивляешься, откуда среди них те, которые «прославляют» нашу Родину, совершая процесс «утечки мозгов». Что будет вместо лекций, спросите Вы? Будет самоподготовка и индивидуальные (или в малых группах) занятия с преподавателями, на которых студент выступает уже не в роли просто обучающегося, он — коллега преподавателя в изучении тех или иных явлений.

Увеличение методов контроля повлечет за собой не только его качественные изменения, но и количественные. Ведь будут введены более частые проверки знаний (так называемые модульные) и должны быть отменены такие формы контроля как государственные экзамены. Но и здесь единства нет. Одни за отмену экзаменов, другие — против. Чем закончится противостояние неизвестно. А пока в ВУЗах проводятся и модульные проверки и экзамены.

Изменение учебных программ, а также направлений и специальностей тоже является неотъемлемой частью Болонского процесса. В лучших учебных системах современного мира их в 5 раз меньше, чем в наших ВУЗах. Это не говорит о том, что нужно закрыть лишние, просто необходимо унифицировать специальности и направления подготовки специалистов. Ведь ненормально, когда наши украинские граждане приезжают в другую страну, хотят устроиться на работу, а им говорят: извините, но у нас даже профессии такой нет.

Вышеперечисленные проблемы Болонской системы не столь сложны и, при научном подходе, необходимой политической воле и должном разъяснении могут быть преодолены.

Но!

Во-первых, — это отсутствие той самой политической воли. За постоянными политическими войнами нашим власть имущим некогда заниматься даже экономикой, хотя это непосредственно влияет на рейтинг у электората, куда уж тут до занятий наукой и образованием.

Во-вторых, коррупция и бюрократия сейчас вышли на такой уровень, что все, что не будет лоббироваться при помощи денег, пусть это трижды важно для будущего страны, воплощаться как следует не будет.

В-третьих, отсутствие должного финансирования. Провозглашение «инвестиционно — инновационной» концепции развития государства не предполагает значительных инвестиций в науку, ведь это очень долгосрочная программа, ни одна политическая сила не чувствует себя устойчиво и не собирается разворачивать программы которые рассчитаны на десятки лет. А то, что выделено из госбюджета, пока дойдет до реформы, тает как снег на печке, и только чиновники довольны.

В-четвертых, отсутствуют нормативная база и достойные научные разработки в этой отрасли. Причина — все та же бюрократия, нежелание власти воспринимать новые стратегии и программы.

Если даже преодолеть все перечисленные проблемы, которые проистекают от нашего государственного начальства и представить себе, что в Украине будет должным образом введена Болонская реформа, будут реализованы в полной мере все необходимые изменения, то изменится ли ситуация к лучшему?

Представим себе, что у нас все реформы не просто проведены, а именно проведены как принято в Европе. Наша образовательная система сопоставима с европейской, наши университеты получили широкую автономию, а студенты с энтузиазмом пошли в библиотеки. И вот тут-то и начинаются проблемы. В библиотеку студенты пришли, а книги в них есть? Имеются ли в наличии все необходимые учебники и пособия? Доступны ли нашим студентам последние разработки и публикации? Нет, потому что денег на это нет.

Как наши студенты будут приобщаться к всемирной науке и культуре, которая распространяется через Интернет, если многие дома не имеют компьютера? Некоторые вообще с компьютером работать не умеют.

Смогут ли студенты знакомиться с европейской культурой и наукой, учитывая поголовное незнание английского и других языков? Они не могут ни англоязычные издания прочесть, ни за границу поехать, даже если представится возможность. Для Европы актуальны еще знания немецкого, французского и испанского языков. Без всего этого Болонская система не принесет тех результатов, которые хотелось бы.

Да и как представить себе мобильность украинских студентов в Европе пусть даже со знанием языков? Ведь уровень жизни разный. Разве может наш студент поехать свободно учиться за границу, если стоимость обучения там и у нас отличается в 10 – 20 раз, а стоимость жизни в 5 раз? Студентам Евросоюза, в отличие от наших, ни виза, ни другие документы не нужны, потому что у них и образовательная территория и политическая едины.

Если, несмотря на все вышеизложенные проблемы, Болонская система будет внедрена в Украине, наши студенты и ученые через 5-10 лет уже будут знать английский как базовый и несколько языков в качестве вспомогательных. Компьютеризация достигнет необходимых 60 % от общего количества населения. Безусловно, и студенты и люди науки выиграют от этого, несмотря на тотальное снижение среднего уровня качества знаний (вернее закрепление навсегда на низком уровне). Выиграет ли от этого государство Украина, украинский народ? К сожалению нет. Западная Европа пусть и в усеченном виде пытается повторить опыт США, которые создали и до сих пор очень хорошо поддерживают имидж страны — рая для эмигрантов. Не имея хорошей системы подготовки специалистов, Америка может со всего мира оттянуть к себе лучший человеческий материал и за счет этого конкурировать даже с Китаем, чего Европе никак не сделать. К 2050 году США все еще не будут побеждены азиатами в экономическом соревновании, в то время как Европа сойдет с дистанции еще к 2030 году. Возвращаясь к началу статьи, могу сказать дополнительно, что Европа зря вводит образование аналогичное американскому, для «перекачивания» молодежи из бывших социалистических стран достаточно просто унифицировать дипломы. После окончательного утверждения Болонской системы в Украине, мозги будут не просто «перетекать» за границу, этот процесс будет аналогичным единоразовому «сливу», особенно после того, как Европа откроет свои границы для украинских граждан. А это, видимо, произойдет очень скоро. Давление со стороны Польши уже очень сильное. Поляки вывешивают в Западной Украине биг-борды с призывами к молодым украинским парням «переспать с полячкой». На место уехавших, «слившихся» на запад польских ребят, нужны наши, украинские. Во Францию и Германию пробовали привлекать молодых индусов, турков и азиатов — они не очень нравятся. Восточные славяне приятнее — ассимилируют уже в первом поколении, мечетей не строят, резни не устраивают. Наследственность опять же хорошая…

Таким образом, проблема внедрения Болонской системы в Украине — это не только проблема реанимации умирающей науки и образования. Это задача всего государственного и социального устройства, демографии. И если смотреть на нашу страну именно через призму Болонской системы, то становится очевидным то, как далеко нам до Европейского союза и до европейских стандартов жизни. А вот им до нас близко, и они очень хотят полной переплавки нашей молодежи в своем европейском котле, какие бы гадости они в наш адрес ни говорили.

Владимир Панченко