Так кто же останется на рынке фотографии Украины?

Позвонил один из бывших партнеров из Италии. «Владимир! AGFA — банкрот!» — радостно сообщил он. Чего радоваться, подумал я. Тем более что официальное сообщение, которое я прочитал на сайте компании, говорит о том, что есть проблемы с ликвидностью. А это еще не банкротство. Но то, что входивший в прошлом в четверку известнейших производитель фототоваров и фотооборудования из Германии находится на грани, — это очевидно для каждого, кто следит за событиями в фотоотрасли. КОДАК, FUJI, KONICA, AGFA — все это компании разной величины и возможностей. Две из этих компаний — из Японии и по одной из США и Европы. Семь лет назад их положение на рынке казалось незыблемым.

Поэтому осуждать итальянца я не стал. Может, ему будет психологически легче от того, что кому-то тоже тяжело. Три года назад его небольшая фирма, производившая оборудование для фотопечати, обанкротилась. Они пытались перейти с оптических на производство цифровых минилабов. Их цены были хорошими, и те программисты, которые у него работали, придумали интересный на тот момент софт. Но технологии менялись так быстро, а стоимость дальнейших разработок была настолько высокой, что ему проще было закрыть предприятие, осуществив неизбежные в этом случае очень большие социальные выплаты.

Время мелких фирм в фотоотрасли прошло. Это было мне ясно уже три года назад. Еще когда обанкротилась компания «Gretag», которая 7 лет назад поставляла нам первую в Днепропетровске и лучшую на то время цифровую минилабораторию.

Та самая цифровая революция, которую все приветствовали и которая всеми в фотоотрасли воспринималась как новое, интересное продолжение бизнеса, оказалась для очень многих производителей фототоваров и фотообрудования, а также для отдельных фотомагазинов и для сетей, концом бизнеса.

Почему так произошло? Что плохого делает цифровой фотоаппарат с фотомагазином?

На самом деле все не только в цифровом фотоаппарате. И фотопроизводители вместе с фотомагазинами умирают не только из-за того, что вместо покупки пленок перед каждой съемкой теперь потребители покупают флеш карту один раз. Все развитие технологии и что самое важное — мощное изменение психологии потребителя очень сильно меняют и саму фотоотрасль. Самая главная необходимость распечатки фотографии — посмотреть, что же было. И все. Дальше интерес пропадает. И 90 % людей не просматривают фотографии регулярно после того, как первый раз их увидели, принеся из фотолаборатории. Цифровой просмотр возможен на компьютере — а значит, люди начинают печатать значительно меньше. Соответственно падают объемы продаж у магазинов, а дальше у заводов, производящих фотобумагу, растут затраты. Через пару лет такого барахтанья — закрытие и магазинов, и заводов.

Вторая проблема для фотокомпаний — как производителей, так и магазинов — компании, производящие принтеры. И дело вовсе не в том, лучше или хуже распечатка с принтера — пока что хуже. И не в том, может ли распечатка с принтера быть дешевле. Пока что нет — печать на фотобумаге в десять раз дешевле. Весь вопрос в том, что компьютерные компании — это гораздо более крупный бизнес, чем фотокомпании. И пока их технологии не пересекались, существовала счастливая возможность для фотобизнеса жить своей обособленной жизнью. Как только компьютерщики поняли, что здесь есть какой-то сегмент рынка, да еще и с неплохой прибылью, они начали ломать психологию потребителя. «Все печатаем на принтерах дома!» — этот лозунг был подхвачен организованными компьютеризованными американцами. И вот уже миллионеры тратят вечера на то, чтобы распечатать фотографии С отдыха на Маями, силятся вникнуть в то, как менять картриджи принтера и давать больше зеленого цвета, чтобы получить более сочную фотографию. Массовый психоз собственной распечатки был похож на советские темные комнаты с фотоувеличителями, и раскручивался всеми компьютерщиками. Его проспали и недооценили фотопроизводители — в результате этого в США увеличились продажи принтеров, и на 80 % печать перешла из фотомагазинов на домашние принтеры.

Кодаку пришлось закрыть несколько заводов по производству фотобумаги и началась переориентация на более простую — сублимационную — печать. «Ты ставишь фотоаппарат — и потом происходит все остальное!». Старый лозунг «Вы снимаете — мы делаем остальное», который сделал Кодак многомиллиардной компанией и привел к появлению множества фотомагазинов, теперь означал, что потребителю не нужен никто, а только он сам, его замечательный фотоаппарат и принтер. Потребитель в США поверил, но этого было недостаточно для того, чтобы у Кодака дела пошли лучше и в Европе.

Произошло массовое закрытие сетей и фабрик фотопечати в Германии, Франции (о фабриках чуть позже). Кодак это делал намеренно, как бы разрушая базис для тех, кто хотел бы заниматься печатью на фотобумаге.

Но потребители и в Европе, и в США начали возвращаться к обычному способу просмотра изображений распечатка — и появились заказы по 500 и 1 000 фотографий, от обычного потребителя. Объем изображений, который хранился на компьютере год или два, потребители срочно распечатывали привычным для себя способом. Процент печатающих дома на своих принтерах упал до 30-50 %, а объемы печати начали расти на сотни процентов в год.

Кодак все же остался верен ранее выбранной стратегии (по моему мнению, для сохранения денег акционеров — уход с потребительского фоторынка и переход в полиграфическую отрасль) и даже назначил своим первым руководителем бывшего начальника отдела принтеров компании Hewlett Packard (HP). To есть еще одна из стратегий, которая просматривается, — возможное слияние с компьютерной отраслью.

А что же и кто остается на потребительском фоторынке после ухода его родоначальника?

Конечно же, Кодак останется самой известной в мире торговой маркой фотоотрасли, которую будет эксплуатировать тот же HP для продвижения своей продукции. Сомнительно, чтобы кто-то из ведущих производителей фотоаппаратов поделился с Кодаком своими технологиями. Поэтому фотоаппараты будут от Sony, Fuji, Olympus… Технологии фотопечати, или, лучше сказать, печати на фотобумаге будет двигать Fuji. Эта компания вообще останется, может, единственной из старых лидеров фоторынка, потому что представлена везде — от производства фототоваров до розничного фотобизнеса — причем делается это очень грамотно — глобально, и при этом, по-семейному скрупулезно.

Кстати, у читателя могло сложиться впечатление о моем негативном отношении к Кодаку. На самом деле это не так. Просто, наша газета — для всех потребителей, а не для специалистов фотоотрасли и поэтому на примере одного из лидеров я попытался кратко показать, что происходит или может происходить. Если бы я сделал полное описание положения на рынке, это было бы несколько утомительно. Да и впрочем, читателей, наверное, интересует, как все мировые процессы влияют на украинский рынок. Что происходит или будет происходить у нас.

Несмотря на стойкие представления многих о нас (американцы, например, считают, что мы будем применять принтеры, а не ходить в фотомагазины, потому что мы привыкли к увеличителям в темной комнате. И это говорят не обыватели, а аналитики), психологически и технологически как потребители мы полностью интегрированы в Европу. Несколько лет существования супермаркетов и гипермаркетову нас в стране полностью изменили психологию потребления и в фотоотрасли. Сейчас в отличие от того, что было пять лет назад, для того, чтобы получить отпечаток, уже 60 % потребителей оставляют заказ в ближайшем приемном пункте фото: в супермаркете, аптеке, киоске. И это не плохо и не хорошо. Просто так есть. Например, в организованной Германии этот показатель доходит до 90 %. И у нас тенденция к тому же. Поэтому характер фотоотрасли в Германии значительно отличается и от нашей страны и даже, например, от Италии — у немцев практически вся печать осуществляется на фотофабриках — больших фотолабораториях, мощность которых равна мощности десятков и даже сотен минилабов. За счет такого объема производства понижение цены не означает снижения качества — технология жестко соблюдается, в отличие от многих украинских компаний, которые пытаются удержаться на плаву за счет ценового демпинга при абсолютно недопустимом низком качестве.

Что делать фотомагазинам и сетям? Присоединяться к глобальному движению — становиться местами продажи товара, а также распространителями отпечатков, которые будут распечатываться на фотофабрике.

Что делает в этих условиях ваш, читатель, любимый ФОТОЛЮКС?

Он идет в ногу со временем. Создаваемое совместное немецко-украинское предприятие CeweColor — преемник фотобизнеса уже с 2006 года. Его имя — такое же, как у крупнейшего производителя фотоотпечатков в Европе, — компании CeweColorGmbH, которая занимает 50 % рынка фотоуслуг (кстати, компания FUJI подбирается к 30-40 %).

А что же пленка? Умерла?

На самом деле срок ее «смерти» переносится где-то на 7-10 лет. А в течение этого и следующего года в Украине, как и в России, потребление пленки будет расти. При этом потребительский спрос устремляется к более дешевым, но в то же время качественным китайским товарам — в принципе, то, что и происходит сейчас во всех отраслях.

Приятно осознавать, что и здесь ФОТО­ЛЮКС идет в ногу со временем, предлагая продукцию химического концерна LUCKY, производящего широкий спектр фототоваров. Пленка LUCKY, безусловно, классная, и одной из причин банкротства упоминавшейся в начале статьи компании AgfaPhoto является бурное развитие вот таких производителей из Азии. Для потребителей это очень хорошо: цена ниже — качество на уровне.

Чем это чревато для производителей из Европы, чрезвычайно интересно, но об этом — в следующем номере.

Владимир Панченко

ИНФОРМАЦИОННАЯ СПРАВКА О CeweColor

Компания основана в 1961 году сенатором Heinz Neumutter в Ольденбурге (Германия). На сегодня в 14 европейских странах работают 23 высокотехнологичных завода, на которых трудятся более 4 000 сотрудников, годовой товарооборот составляет около 430 млн EVR. Компания печатает фотографии для оптовых заказчиков, которыми являются супермаркеты, сети магазинов, аптеки и др. В настоящий момент их насчитывается более 43 000. Компания использует последние достижения в области фотопечати и постоянно занимается модернизацией своих фабрик. Так, в 2005 году советом директоров запланировано инвестирование около 30 млн EUR. Совместный немецко-украинский проект предусматривает строительство в Украине современного предприятия, оборудованного по новейшим технологиям в области фотопечати.

По материалам новостей РМА (Международной Фотомаркетинговой Ассоциации)