Панченко Володимир Григорович

Хотят ли русские?..

На карте — сфера влияния СССР на момент развала Советской империи.

Если Россию посещаешь раз в два года, отчетливо замечаешь, как быстро она меняется. Я недавно побывал в Москве, информацию о которой черпал, понятно, из газет и Интернета. Когда приехал, заметил, как в городе, где часто бывал, что-то неуловимое уходит от восприятия, теряется. Попытка понять «загадочную русскую душу» закончилась в этот раз коротким вопросом «Хотят ли русские?..». Итак…

Хотят ли русские… граждане, чтобы нынешняя власть оставалась?
Хотят ли русские… экономического чуда?
Хотят ли русские… правители присоединения Украины?
Хотят ли русские… России присоединения Украины?
Хотят ли русские… Украины присоединения нашей страны к России?

Задавать подобные вопросы для украинца – дело не новое. Знать, чего хотят наши соседи, важно, чтобы понять, чего хотеть нам самим и как бороться с тем, чего мы не хотим.

С разными вопросами я приставал к знакомым на вечеринках, к таксистам, официантам в кафе, музыкантам на концертах, к зрителям в театрах. Ответ на первый вопрос «Хотят ли русские, чтобы нынешняя власть оставалась?», озадачил. Получил два общих мнения: «нам все равно» и «нас никто не спрашивает». От этого повеяло поздней советской эпохой, чувством полного разочарования во власти, безысходности, невозможности что-либо изменить и уныния. Дежа вю, и, признаться, неожиданное. Ведь медийное пространство заполнено глянцевой бравадой о молодой, подтянутой власти, вытащившей Россию из кризиса и ведущей ее к победе, власти, которую незабвенно любит русский народ.

…Москва добавила небоскребов, гигантских магазинов, респектабельных банков, иллюминации; она переполнилась дорогими машинами, которые из-за жутких пробок передвигаются, как в ХIХ веке, со скоростью запряженной лошадьми кареты. Но стоит пробке рассосаться, как автомобили с диким ревом дают полный газ.

Россия сама ассоциируется с мощным лимузином, который то уныло стоит в пробке неопределенное время, то резко набирает скорость, создавая опасность для окружающих. Еще лет десять назад казалось, что страна безнадежно застряла в прошлом: слабеющая центральная власть, безнаказанные олигархи, чеченская война, сепаратизм, обнищавшее население и первый президент-демократ, так печально выглядящий у руля власти. А с конца девяностых – резкий «газ» и полный вперед: грянуло восстановление вертикали власти, укрощение барствующих губернаторов; кого следует «замочили в сортире», кто-то успел бежать за границу. Народ рукоплескал – появились деньги в бюджете, укрепился рубль, и повысились зарплаты. Казалось, праздник на улице наших соседей, на что яро отреагировали некоторые украинские политики, которые заявили, что Украина без России обойтись не может. Но за счет чего праздник, и каков он? Это европейское Рождество, бразильский карнавал или мусульманский курбан-байрам? Откуда появились деньги – благодаря наукоемкому производству (как в Европе, Северной Америке), благоприятной конъюнктуре (Латинская Америка), или же суть в нефтедолларах (Ближний Восток)? Даже после поверхностного экономического анализа ощущение праздника улетучивается. Оказывается, дело не во внедрении передовых технологий (а именно в этом вся «соль» немецкого, итальянского или японского экономического чуда). Это шведы вложили все средства в концерн «Volvo» и вошли в число мировых экспортеров автомобилей. Это Финляндия сделала ставку на «Nokia» и прорвалась на мировой рынок. А как же Россия? Случилось ли то же с ЗИЛом, ГАЗом, ВАЗом? Увы, нет.

Зато был мировой энергетический кризис и резкий рост цен на энергоносители, кризис в Персидском заливе, оккупация Ирака, изоляция Ирана и Ливии, антиамериканские выпады президента Венесуэлы Чавеса. Цены на нефть возросли в семь раз, и Россия оказалась почти монопольным ее экспортером для Европы, поставив последнюю в прочную энергетическую зависимость. Праздник оказался курбан-байрамом – Россия повторила путь, накатанный ближневосточными государствами, богатеющими на нефтедолларах.

Пять лет назад по Интернету гуляла теория «Россия как евроазиатская Нигерия». Ее суть сводилась к тому, что Россия, имея колоссальные энергетические ресурсы, может легко отказаться от рыночной экономики и бросить все силы на укрепление зависимости Европы от поставок туда нефти и газа. В этом видели залог будущей великой России и особого «русского» пути в лидеры мировой экономики. И в странах СНГ в очередной раз сработал синдром «младшего брата». На Россию стали заглядываться Беларусь и Казахстан, а в Украине заговорили о том, что пора бы властям прекратить играть в «самостийнисть» и соединиться с исторически старшим славянским братом.

Однако парадокс «Российской Нигерии» заключался в том, что Украина и Беларусь в экономическом отношении не нужны России. В то время о цене 300 долларов за тысячу кубометров газа никто не говорил, но в доктрине прописывалось, что Россия не будет делать различий между европейскими странами и «братскими» республиками СНГ, все без исключения, должны платить одинаково. Подобное заявление не могло не смутить тех украинских политиков, которые ориентировались на Россию как на экономического партнера.

Но истинные фанаты В. В. Путина назвали «нигерийскую» доктрину происками его врагов. Правда, нефтепровод «Одесса – Броды» заработал в реверсном режиме, и Россия осталась единственным экспортером нефти в Европу, Украина же платила за газ столько, сколько скажут. Совсем как в романе Аксенова «Остров Крым». Аксеновский «остров» Крым (не полуостров – такая фантазия) остался после 1920 года белогвардейским, мощно развился как Гонконг, а потом, уже через два поколения, соединился с СССР, несмотря на то, что всех репрессирует НКВД – КГБ, как классовых врагов… Экономическая часть программы «Российской Нигерии» реализовалась на практике. Москва стала центром торговли и финансов, которые вращались вокруг нефтегазовых потоков. Весь экспорт и импорт проходил через российскую столицу, превратившуюся в единственную торгово-дистрибьюторскую площадку. В производстве происходит рост тех отраслей, которые обслуживают главную схему: экспорт энергоресурсов и импорт всего остального. За счет такой невероятной концентрации капитала в столице произошел фантастический рост цен. Простым россиянам денег не хватает, им приходится работать на двух-трех работах. И они откровенно возмущаются властью. Кстати, копирование Украиной российской модели развития экономики уже приносит свои печальные плоды. Жизнь в Киеве, как и в Москве, безумно дорожает, стоимость жилья стала такой, как в Нью-Йорке или Париже. И это при том, что у нас в стране нет нефти, которая дает очень высокую норму прибыли, а экономика почти полностью базируется на менее прибыльном экспорте металлургических полуфабрикатов. Недостаток денег украинская экономика добирает за счет безумного объема внешнего кредитования.

Глядя на развитие северной сестры, надо бы поверить в «Российскую Нигерию» и с политической точки зрения (отсутствие захватнических амбиций). Давайте посмотрим, что такое Нигерия в Западной Африке. Как и Россия, это федеративное государство, где не было развитой политической культуры и демократии. Там проживает около 100 миллионов человек – более 250-ти народностей и этнических групп, не консолидировавшихся в единую нацию. Единственное, что объединяет страну, – это централизованная эксплуатация природных ресурсов и их экспорт за рубеж. Контроль за всем осуществляет диктаторский режим, который играет в бутафорскую демократию. Это страна с огромным промышленным потенциалом, богатая нефтью, природным газом, углем, оловом, бокситами и марганцем. Будь у нее другое правительство, может, мы бы говорили не только о «тиграх Азии» (Сингапур, Малайзия), но и о «львах Африки». Но Нигерия остается страной с нищим населением и баснословно богатой политической элитой.

А как же «медведь» Евразии, готов ли он занять достойное место среди других мировых экономических «хищников»? По версии внутренних масс-медиа России, да, но этому мешают конкуренты – олигархи и их либеральные политики. Какой же способ продвижения к победе? Официально Россия – демократическое государство, где президент и парламент избираются, согласно Конституции, по установленному порядку и на установленный срок. Это основа основ политического либерализма, и вроде бы в России с этим все в порядке. Но трудно найти другую страну, где бы еще так последовательно и целенаправленно не ругали либерализм.

В московских книжных магазинах огромнейший ассортимент литературы со строго выдержанной направленностью – обоснованием имперского предназначения России. Можно ли представить, чтобы в Украине многотысячными тиражами вышла книга «Происхождение российского шовинизма»? Вряд ли. Был бы большой межгосударственный скандал. А вот в России еще в 1996 году благополучно издано произведение Николая Ульянова «Происхождение украинского сепаратизма», где вполне серьезно доказывается, что украинцы – это русские, которых сначала сбили с толку поляки, а затем им австрийская пропаганда внушила, что они – отдельная нация. Вот так, мол, произошло надуманное «конструирование» украинской нации с целью отколоть от России исконно русские территории. Скандала не было. Украина, как и полагается, стерпела.

В промежутке между выборами 2000-го и 2004 года на слуху было уже другое имя – Александр Панарин, автор серии книг о России и процессах глобализации. Одна из них – «Искушение глобализмом». Книга философская, убедительно объясняющая, что глобализм – это разрушение национальных государств, экономик, культур и самобытности: «В политическом отношении эпоха глобализма означает новый феодализм: она хоронит демократию в ее прямом значении политического суверенитета народа, избирающего и контролирующего свою власть, подменяя ее властью международных нотаблей». Ну, мы вроде тоже против «международных нотаблей». Но читаем дальше: «Кажется, что может быть предосудительней честолюбивого вождизма «самостийников», разрушающих единые крупные национальные пространства – испытанное условие прогресса – и заменяющих их карликовыми этносуверенитетами?». Стоп! Что же получается? Украина, одно из крупнейших государств Европы, – «карликовый этносуверенитет»?! Но это еще не все: «Единые крупные нации способны стать препятствием для соискателей глобальной власти над миром; именно поэтому глобалисты берут себе в союзники и финансируют активистов этносепаратизма». Намек понятен. Без вмешательства глобалистов не было бы «суверенитетов» 1990–1991 года, не было бы независимой Украины, а была бы великая Россия с границами СССР.

От Ульянова до Панарина имперская мысль прошла серьезную эволюцию, взяла на вооружение тезисы о вызовах глобализации, связала глобализм с либерализмом и «этносуверенитетами» бывших союзных республик и объяснила обывателю, что глобалисты есть только на Западе и для России это плохо. Но к президентским выборам 2008 года произошла еще одна «творческая эволюция», и появилась книга депутата Госдумы Александра Хинштейна «Как убивают Россию». В ней нет хитроумных философских размышлений а-ля Панарин, а прямо пишется: «Сильная, агрессивная империя, имеющая сателлитов на всех континентах – за исключением Австралии и Антарктики, – это, извините, не баран начихал». Это о России середины ХХ века. И еще: «Именно Советам отходил контроль (проще говоря, владычество – В. П.) над Болгарией, Румынией, Венгрией и Польшей». Это о Ялтинском соглашении 1945 года. О-па! А мы-то думали, что жили в братском союзе свободных народов… И наши соцбратья тоже, наверное, так думали… Не буду воспроизводить все оценки автора, но на некоторых, касающихся судеб стран СНГ после развала СССР, остановлюсь: «Ладно Прибалтика – ясно, отрезанный ломоть, но гостеприимный и щедрый Кавказ, нищая Средняя Азия, братские Украина с Молдавией – куда они-то без России денутся!». Или: «К моменту развала Советский Союз обладал самой большой в мире территорией и имел несколько десятков сателлитов на всех континентах». То, что при Ленине – Сталине превратили в кровавую мясорубку шестую часть земного шара, не проблема. Главным достижением большевистского режима сегодня считается расширение территории и максимум подневольных государств. Публицистический гений г-на Хинштейна настолько разгулялся, что позволил себе вопиющее передергивание исторических фактов. В частности, Даниил Галицкий, конечно же, герой не украинской, а русской истории. Он превратился в назидательный пример того, как доморощенные либералы бывают обмануты Западом. Даниил Романович, мол, принял корону от Папы Римского и чуть было не перешел в католичество, надеясь, что «Запад нам поможет» в борьбе с монголо-татарским нашествием. Обманул коварный Папа. «В итоге кончилось все довольно печально», – пишет Хинштейн. «Исконные русские земли» захватили агенты Запада – Польша и Венгрия. В прошлом номере «Экспедиция ХХI» писала о борьбе Даниила Галицкого против агрессии Венгрии и Польши и создании Галицко-Волынского государства, которое в одиночку выстояло в борьбе с Золотой Ордой, а после смерти своего создателя в 1264 году просуществовало еще почти столетие (до 1349 года). И это тогда, когда Иван Калита послушно отправлял дань из Москвы в Орду.

Куда же ведет нынешний российский империализм, существующий вроде бы неофициально, но зато уверенно заполняющий информационное пространство России? Вроде бы концепция «Российской Нигерии» не предусматривает территориальную экспансию. К середине ХХ века владевшие колониями супердержавы уяснили, что самая эффективная в прошлом модель обогащения – захват и эксплуатация чужих территорий – уже устарела. Ей на смену пришли неоколониализм и глобализм, контролирующие в мировых масштабах информационно-технологические и финансовые потоки. Однако в современных условиях вторжение на территорию другого государства чревато огромными осложнениями.

Готова ли Россия к экспансии? Вроде бы нет. Налицо уменьшение численности населения, низкая рождаемость среди этнических русских и высокие темпы прироста населения в мусульманских республиках России, а также зыбкий мир на Кавказе, агрессивная интервенция китайских товаров (и людей) в Сибирь и на Дальний Восток, экономическая деградация российской глубинки. Но если так, то к чему панаринские и хинштейновские писания, зачем Жириновскому мыть сапоги в Индийском океане, если Россия не готова наращивать свои территориальные владения и занята только тем, чтобы сохранить существующие?

Посмотрим, когда же происходит наиболее интенсивный выброс «имперской» литературы в одной из самых читающих стран мира. Конечно же, в преддверии очередных выборов. Налицо манипулятивная технология, бомбардирующая молодую русскую демократию со слабым иммунитетом к диктатуре. То есть, удар нацелен не на границы соседних государств (пока), а на многострадального русского мужика, которого вынуждают отказаться от прямых всеобщих выборов, от общественного контроля власти, рыночной экономики в угоду государственно-монополистическому капиталу. Ну что ж, тогда Нигерия – действительно пример, достойный подражания.

Хотят ли этого русские? Не знаю. Будь я русским, я бы не хотел.

Владимир Панченко

Схожі публікації

Нічний клуб

Мене повинні були познайомити з VIP-особою, яка на моє питання могла виділити 5 хвилин часу....

Доза без передозу?

Признаюся чесно, я — дослідник. І коли пишу про геополітику, і коли про історію...

Обезьяны-дуры

Жили-были обезьяны — умные фиолетовые (среди обезьян есть более умные) и менее умные, иногда...

Право свободы?

В нашей повседневной жизни мы часто сталкиваемся с такими, казалось бы, известными понятиями как...

Каину дай раскаянье

В одном из предыдущих номеров я попытался рассмотреть психологические особенности такого распространенного явления, как...

Проститутки — лучшие жены?

Наверное многие слышали версию, что женщины легкого поведения становятся прекрасными домохозяйками, мамами и любящими...

Правители-лебеди

В мире существует множество повествований о различных народах, их великих правителях, неприступных замках и...

Лобовая атака на власть

Научить кого-либо чему-либо я не смогу из-за ограниченного объема публикации, моя цель — убедить средний...

Учиться ждать?

Что произошло, то произошло. Выборы закончились и показали, какая идеологическая установка дает возможность занять...

Карл Маркс играл на гуслях…

В 1954 году главный архитектор города Сортавала решил засадить центральную площадь города деревьями — так оригинальнее —...

Позвони маме

Сколько бы лет тебе ни было, рядом с мамой ты всегда чувствуешь себя маленьким...

Чёрный квадрат

Мой сокурсник по техникуму еще на первом курсе в свои 15 лет понимал, что такое...

Залишити коментар

Залишити відповідь

Your email address will not be published.




Top